Лидия Коган 

Краткая биография
Родилась в 1951г.,  Москва.
Закончила кафедру биогеографии географического факультета МГУ в 1975 г.
С 1991 года член Профессионально-творческого Союза художников России, с момента образования Федерации Акваживописи международного художественного фонда является её секретарём.
Сотрудница НИИ традиционных методов лечения, Москва.
 

ТМЭФП
в моей жизни

 

Был январь 1972 г. Мы с однокурсницей вышли с экзамена, и внизу, в коридорчике ДК, наше внимание привлекли плакаты. Это был испанский выпуск.

В школьные годы я занималась в Клубе интернациональной дружбы (КИД) Московского городского Дворца пионеров. Во дворце пионеров началась и моя трудовая деятельность. Потом был год подготовки в МГУ, два года учёбы на вечернем, когда времени едва хватало на сон, и всё же тянуло в КИД, к работе, к которой прикипела душой.

И вдруг этот выпуск. Я поняла: это моё. Внизу был указан контактный телефон или адрес, по которому я и обратилась.

И сразу же почувствовала себя в своей тарелке. Готовили выпуск о фашизме. В середине большого рисованного плаката должны были быть изображены глаза. Помню, как мы несколько вечеров сидели в общежитии и рисовали эти глаза. Получилось у меня. Но как перенести с маленького наброска на большой плакат? Получится ли? Получилось. Так, первое, чему научил меня ТМЭФП, было преодоление страха перед большим размером изображения.

Именно в ТМЭФПе я поняла, что могу быть художником, и пошла по этому пути.

Вспоминаю ещё один случай. Это было уже в 1973 г. Вечером, а вернее уже ночью, мы закончили чилийский выпуск. Утром его должен был смотреть Тимофеев. За час до назначенного времени мы с ребятами пришли на нашу кухню и о ужас! Кто-то оставил открытой красную краску, и этажный кот прошёлся по экспозиции, оставив следы своих лапок.

Обыкновенный фашизм.
Экспозиция в МГУ (проход между вестибюлем ДК и центральным холлом, корпус А).
Сентябрь 1973 г.

Анафема
                 демократичным иллюзиям!
И всем, равнодушным к кровавой анархии,

анафема!
Анафема!
Анафема!

            
/Андрей Вознесенский "Анафема" /

Когда выводят на расстрел
моих товарищей в Сантьяго,
то мысль одна страшней всех тягот:
что мир до братства не дозрел

                 / Евг. Евтушенко /

Спокойствие душевная подлость

 

Что делать? Не помню, кому из нас пришла в голову мысль разыскать в общежитии ботинки с рифлёной подошвой и сделать кровавые следы по экспозиции. Это была находка! Для себя я называю это эффект кошачьих лапок. И этот приём (использование случайного эффекта, который порой помогает усилить желаемое) очень помогает мне, а теперь и моим ученикам, в творчестве. ТМЭФП научил меня не бояться испортить. А, ведь, с такой боязнью не может быть никакого творчества.

1973 г. 11 сентября . Сейчас, когда в прессе и по радио нет-нет да и прозвучат хвалебные слова в адрес Пиночета, приведшего страну к процветанию, я вспоминаю ночь 11 сентября, когда, одолжив у кото-то приемник, я ехала к подруге. У неё собралась компания студентов разных ВУЗов, знающих различные языки. Несколько ночей мы провели, слушая и переводя голоса. А по утрам вместе с чилийцами готовили сводки. Так вот, в ту ночь, я ехала в троллейбусе среди непривычно хмурых и молчаливых людей. В негромких разговорах повторялись три слова: Чили, Альенде, жалко. Никто не объявлял официального траура, но в людских сердцах он был. Сейчас много говорят о том, что большевики хотели построить на костях земной рай для избранных. А разве не на костях создано теперешнее процветание Чили? А наша перестройка? Сколько загубленных судеб, сколько самоубийств, инфарктов, преждевременных смертей . Когда-нибудь историки подсчитают всё это.

Но вернёмся в 1973. По существу, ТМЭФП возглавил компанию солидарности с Чили в МГУ. Чилийские выпуски, сначала ежедневные, а потом еженедельные и ежемесячные сводки были для меня практическими уроками журналистики. Всё это очень помогло мне в дальнейшем, когда необходимость зарабатывать на хлеб и невостребованность накопленных знаний привели меня к журналистике. (В настоящее время я являюсь внештатным сотрудником газеты для подростков).

Тогда, в 1973-74 годах мы организовывали митинги, концерты, воскресники. Всё это была великолепная школа общения, организаторской работы.

А сколько приходилось переводить! И это мне-то, географу, не имеющему филологической подготовки. Тогда я усвоила, что главное понять общий смысл и эмоции и передать это на другом языке. Возможно для филолога это азбучная истина, но для меня такая основа перевода (иначе мне, порой, просто не хватало знаний) была открытием, которое очень помогло мне в дальнейшем, в практике художественного перевода, которым мне также приходится иногда заниматься. ( Опубликованы мои переводы двух рассказов перуанского писателя, готовится к выходу в свет двуязычная книга русского писателя, которую я перевела на испанский.)

В 1973-74 годах дела ТМЭФПа требовали от меня частого общения с нашим студсоветовским начальством. И снова ТМЭФП помог мне победить страх. На этот раз перед тем, кто стоит выше по служебной лестнице. Я поняла, что этот такие же, к сожалению не всегда очень умные и образованные, люди.

А само наше общение на незабываемой кухне? Наш чаёк пополам с гуашью? Разве можно переоценить значение этого удивительного опыта общения?

В 1974/75 учебном году я писала диплом и большую часть времени жила у подруги, довольно далеко от МГУ. В университете бывала редко и постепенно отошла от ТМЭФПовских дел. Даже о разгоне ТМЭФПа узнала случайно.

Так чем же был для меня ТМЭФП? Школой жизни, вторым университетом.

 

Как сложилась моя жизнь после окончания МГУ?

На работу по распределению меня не взяли. Как я узнала много лет спустя истинная причина состояла в том, что в студенческие годы меня засветили в КГБ. По той же причине были у меня и неприятности личного плана.

Работала в геологии и лесоведении, в геоботанике в области дешифрирования аэрофотоснимков, преподавала географию в ПТУ. В последние годы перед перестройкой была ведущим инженером в производственном институте, занимавшимся землеустройством в Московской и сопредельных областях. Ежегодно ездила в экспедиции по геоботаническому обследованию сельскохозяйственных земель и мелиоративного фонда (леса, кустарники, болота). Параллельно завершила, начатое до поступления в МГУ, образование на курсах иностранного языка, окончила Всесоюзный заочный университет искусств (станковая живопись) и курсы мастеров по батику, вступила в Профессионально-творческий союз художников России.

Последние 5 лет, после того как в институте, где я работала, закрыли нашу тематику, рисую растения для изданий по гомеопатии, преподаю батик и основы изобразительной деятельности. Хорошо знаю, что такое, когда нет денег даже на хлеб. Приходилось подрабатывать и уборщицей, и экологию чистила (собирала бутылки). В общем, черпнула перестроечной свободы полными сапогами.

А в 1991 была у Белого дома, провела несколько незабываемых часов на баррикадах. Тогда не могла поступить иначе, а потом часто себя за это ругала.

1 Мая 1992 года увидела демократию в действии при разгоне демонстрации с применением какого-то сине фиолетового газа, от которого щипало в глазах. Тогда же была свидетелем предательства коммунистов, организовавших демонстрацию и вовремя улизнувших, оставив людей на произвол судьбы. Помогала раненым.

С тех пор почти не участвую в политических мероприятиях, так как не хочу снова оказаться разменной пешкой в чьей-то борьбе за полную кормушку.

Лидия Коган

ТМЭФПянка, географ, художник

 

Лида Коган и профессор Расторгуев готовят плов.
ГАИШ,
6 сентября 2003 г.

 

www.lidakogan.narod.ru

Лидия Коган, 2003. Все права сохранены.